Настенные росписи «Зала послов» в Музее Афрасиаба

Все фотографии кликабельны

  

В 1965 году произошло крупное событие в истории исследования материальной культуры не только народов Узбекистана, но и всего мира – в Самарканде на городище Афрасиаб археологами был открыт дворцовый комплекс с настенными росписями, относящимися к доарабскому времени – VII век нашей эры. Полихромные сюжетные росписи украшали все четыре стены большого квадратного зала размером 11х11 метров.

  

Росписи, представленные в центральном зале музея на городище Афрасиаб, уникальные для своего времени, украшали зал для приемов в доме, находившемся в нескольких сотнях метров к западу от музея. Раскопками был открыт большой аристократический дом. Скорее всего, это дворец или резиденция самого царя, который царствовал в третьей четверти VII века.

Таким образом, через живопись мы посмотрим на Самарканд и жизнь людей того времени. Эти настенные рисунки продолжают рассказывать многое о жизни и культуре древней Согдианы. С какой целью были нарисованы эти картины и какой смысл имеет эта живопись?

Западная стена (напротив входа)

  

Обратим внимание на западную стену, которая находится напротив входа.

  

Вверху слева на сохранившейся части росписи – персонаж в белой одежде, на подоле которой согдийская надпись в 16-ти вертикальных строках. [Cогдийский язык относится к восточно-иранской семье языков и на этом языке говорили в Согде в доарабскую эпоху, согдийский алфавит происходит от арамейского.]

Эта надпись касается приема послов царём Вархуманом из рода Унаш. [Китайские хроники знают только одного царя с таким именем: в 655 году он направил в империю Тан послов с просьбой о помощи против арабской угрозы.]

  

Когда царь Вархуман из рода Унаш к нему, послу, приблизился, посол открыл рот:

«Я – чаганианский дапирпат [начальник канцелярии] по имени Пукар-зате. От чаганианского государя Туранташа сюда в Самарканд к царю для выражения почтения я прибыл и пребываю я сейчас в почтении перед царём. И ты, царь, вовсе не имей подозрений относительно меня – о Самаркандских богах а также о Самаркандской письменности я хорошо осведомлён, и я не причиню никакого зла Самаркандскому царю. И пребывай, о царь, в полном благополучии.»

И царь Вархуман из рода Унаш отпустил его. И тогда открыл рот чачский дапирпат.

  

Согласно надписи, предполагается, что на западной стене изображены послы из разных стран, ожидающие аудиенции у царя Вархумана. Нарисованных здесь персонажей можно разделить на две группы. Левая часть – группа послов из соседних областей, а правая – с Востока.

  

Лица левой группы предполагаются главными персонажами надписи – то есть это чаганианцы и представленные в конце надписи послы из Чача. Чаганиан и Чач – сегодняшние Сурхандарьинская и Ташкентская области – были соседними с Согдом областями. [Они вооружены мечом и кинжалом, висящим горизонтально на поясе, одеты в шелковые кафтаны, украшенные изображениями животных, вписанных в медальоны – эта согдийская мода распространилась до Китая; одни несут украшения, другой рулон шелка. Чередование людей с белыми и темными лицами отражает, вероятно, существование в Согде двух различных физических типов, контраст художник использовал для ритма всей композиции.]

  

Посмотрим еще правее. Здесь представлены три персонажа, одетые во что-то типа капюшонов и длинные сапоги с узким носиком. Видимо, эти люди были представителями жителей Тибета. [В настоящее время фигуры едва заметны, их можно хорошо рассмотреть на прорисовках и копиях.]

  

Непосредственно за ними находятся два посла с двумя перьями в прическах. Этот головной убор характерен для корейцев королевства Когурё.

  

Около середины стены две группы симметрично поднимаются в процессии. Справа, в черных шапочках, несущие связки фруктов и рулоны шелка – послы из Китая. [Здесь же присутствуют силуэты других китайцев, намеченные красным контуром. По одной из версий, в этом месте композиция была изменена во время работы над росписями.]

  

На верхнем плане сидят тюрки, а на левой и правой сторонах живописи стоят щиты и длинные шесты – флагштоки или копья. [Сидящие спиной к зрителю персонажи с длинными косами – это тюрки, которые очевидно представляют личную гвардию суверена. Между 550 и 630 годами согдийские княжества были подчинены Западно-тюркскому каганату – первой большой империи тюрок в Центральной Азии, и после распада каганата сами создали значительное по численности военное сословие.

Тюрки с косами изображены также справа от китайских послов. В этом случае они появляются в качестве иностранцев – как послы одной из конфедераций, возникших на развалинах Тюркского каганата.]

  

Выше стена разрушена и в настоящее время невозможно увидеть, что там было. Возможно, там находился сам царь Вархуман, но также возможно, что владыка Самарканда предоставил главное место изображению богов.

Южная стена (слева от входа)

  

Южная стена с изображением процессии лучше других сохранила яркость красок.

  

Слева изображено несколько людей внутри сооружения. К ним приближается богато украшенный белый слон с наездниками.

  

Три фигуры на лошадях следуют за слоном.

  

Дальше изображены два всадника на верблюдах. Каждый из них держит деревянный жезл, использовавшийся в ритуале. [В зороастризме жертвенных животных перед закланием ударяли жезлом, чтобы смягчить их страдания].

  

Позади них два персонажа с повязками на лице сопровождают жертвенных животных. [Такие маски и сегодня носят зороастрийские священнослужители, чтобы не осквернять своим дыханием священный огонь. Изображены не жрецы (мужчины одеты в светские костюмы и вооружены), а представители знати, которая считала за честь сопровождать жертвенных животных.]

Одно из них – темно-серая лошадь, оседланная и со стременами, но без всадника. Другие – группа из четырех гусей. [Различные документы показывают, что оседланная лошадь использовалась в погребальных жертвоприношениях и, вероятно, предназначена Митре, богу солнца и судье мертвых. Что же касается гусей, то они, возможно, предназначались Зурвану, которого согдийцы отождествляли с богом Брахмой – богом бесконечного времени, который имел четыре облика и символом которого были дикие гуси.]

  

Почти в конце кортежа, на желтой лошади, едет гигантский персонаж, одетый в красный кафтан с медальоном на перлах, и с налучником, покрытым шкурой леопарда. Это, несомненно, сам Вархуман. За ним – его охрана. Мнение ученых разделились: этот парад либо свадебный, либо поминальный процесс. Но ясно, что религиозные факторы, выраженные выше на южной стене, соответствуют в основном характеристике зороастризма.

[Первоначально было высказано предположение, что перед нами торжественный въезд в Самарканд иностранных послов. Однако профессор Маршак (Эрмитаж, С.-Петербург) предложил более убедительное объяснение.

Обращает на себя внимание, что процессия движется не в сторону сцены приема на главной стене, но, напротив, удаляется в восточном направлении. Конечная цель кортежа (на стене слева) – не город, а отдельно стоящее здание на платформе со склоном, в котором находятся несколько персонажей.

Мы знаем из китайских хроник, что каждый год в Навруз (весеннее равноденствие, новый год зороастрийцев), согдийские правители возглавляли процессию к мавзолею своих предков, находящемуся к востоку от столицы (восток и юг у зороастрийцев – направление в Рай). В конце церемонии совершалось жертвоприношение животного. Центральная часть композиции подтверждает эту интерпретацию.

Местоположение Вархумана (справа на южной стене) соответствует положению императора Китая (справа на северной стене), и если продолжить симметрию, то императрице Китая (слева на северной стене) должна соответствовать царица Самарканда (слева на южной стене). К этому месту, близ мавзолея предков царей, белый слон несет паланкин с персоной высшего ранга (эта часть росписей утрачена), должно быть это и есть супруга Вархумана.

За ней следуют три молодые женщины на лошадях под седлом, у одной хорошо сохранилось надпись на запястье, переводимая как «знатная госпожа».

В верхнем уровне движутся всадники, видны ноги их лошадей, они, вероятно, являются тюркской гвардией, которую можно видеть сидящей на том же уровне на западной стене.]

Северная стена (справа от входа)

  

[С композицией северной стены (справа от входа) мы проникаем в другой мир. В VI-VII веках преобладание согдийских купцов ощущается на всех участках Шелкового пути. Блестящая цивилизация Китая воскрешается на двух картинах, разделенных волнистой линией.]

  

Слева – дамы в прогулочной лодке. На корме расположились музыкантши. В центре – дама, изображенная крупнее других, должно быть императрица.

  

В воде плавают различные существа: крылатый дракон с мордой козла и хвостом змеи, рыбы, змея, лягушка и цветы лотоса. [В VII веке, как и при Марко Поло, было невозможно упоминание Китая без изображения фантастических существ.]

  

Правее корабля изображена лодка с охраной. Персонаж с шиньоном держится за хвост плывущей лошади. Волнистая линия, разделяющая две картины, напоминает, возможно, предгорья.

  

Динамично изображены люди на лошадях, которые охотятся на диких зверей с копьями и стрелами. Это китайцы, одетые характерно для эпохи Тан. [Детали экипировки (стремена, колчан и налучник) заимствованы у тюрок.]

  

Еще правее – плохо сохранившаяся главная фигура больше других. Здесь так же, как на южной стене, главного персонажа изобразили особенно большим. Большинство ученых считают его императором Китая. В условном согдийском искусстве непропорциональность обозначает богов или царя.

  

На этой стене изображен процесс дипломатических отношений Китая с Согдом. Такие факты настенной живописи соответствуют записи, что в середине VII века царь Вархуман получил должность правителя.

Восточная стена

  

А теперь рассмотрим последнюю, восточную, стену, которая делится на две части.

  

На левой части стены персонаж держит меч, сидя на стуле. Перед ним сидит другой, на коленях. Третий персонаж сидит на лошади. Средняя часть этой стены, которая открывала и открывает по-прежнему вход в зал, плохо сохранилась.

  

В правой части различается кружащаяся вода, рыбы, купающиеся дети, буйволы. Предположительно, это напоминает либо Индию, либо рай зороастрийцев – реку, разлучающую живых и мертвых.

Общие примечания

Росписи изготовлены если не одним художником, то в одной мастерской, вдохновленной одной идеей и обладающей одной совершенной техникой. [Живописцы имели, конечно, предписание в виде свитка с наказами, или тетради с эскизами, подсказывающими как изображать сцены в Китае. В сравнении с колоссальной массой росписей из Пенджикента (60 км к востоку от Самарканда) характер афрасиабской росписи отличается своим оригинальным и новаторским характером. Если в Пенджикенте, с его тремя большими жанрами – религия, героика, басни – каждый сюжет имеет свое определённое место в композиции, то] На Афрасиабе сюжеты свободно смешиваются и не имеют определенного места в пространстве росписей. [В отличие от знати и купцов Пенджикента,] Вархуман мог пригласить себе на службу лучшую художественную мастерскую страны.

Рассуждения объяснили сюжеты трех сторон, во всяком случае, показали, что здесь существует цель. Имеется в виду политика Вархумана в трех различных аспектах – блестящая дипломатия (западная стена), союз с Китаем (северная стена), династийный культ (южная стена).

[Акцент на последнем представляет новшество для Самарканда. Мы знаем, что не существовало стабильной династии: по крайней мере один царь (Тархун, 710 год) был низложен «народом» (подразумевается собрание аристократии). В случае с Вархуманом мы также можем полагать, что его попытка основать наследственную монархию была безуспешной: в 675 году, в момент когда Самарканд подвергся первому нападению арабов, город был короткое время без царя.

Росписи в том виде, в котором они до нас дошли, несут следы преднамеренных повреждений (надписи, выколотые глаза), что было обнаружено во время раскопок. Эти повреждения нельзя приписать арабам, так как зал был засыпан еще до их вторжения, что и позволило сохраниться росписям. Этот акт вандализма мог иметь место в смутный момент, когда пришел конец власти Вархумана или его наследника. К сожалению, в письменных источниках ничего нет об этом эпизоде.]

Живопись Афрасиаба является не только художественным творчеством, но и энциклопедией, которая показывает жизнь, историю, мысль, культуру согдийцев того времени.

Источники

  • Основной текст – русскоязычная озвучка видеогида в Музее Афрасиаба
  • Дополнительный текст [курсивом в квадратных скобках] заимствован на странице директора Музея Афрасиаба
  • На YouTube выложен видеогид на английском языке, из него взяты кадры для левой колонки
  • Большие фотографии сделаны bellabs в Музее Афрасиаба (2018)
  • Прорисовки сфотографированы на стендах Музея Афрасиаба (2018)
  • Панорамные фотографии стен сделаны на выставке в Корее

Материалы для более детального изучения

   Фундаментальная монография Л.И. Альбаум. Живопись Афрасиаба (1975) – скачать pdf

   Много подробностей на сайте Afrasiab mural paintings – Universitat Halle (англ.)

Фотографии музейных экспозиций на смежные темы

   Домусульманская Средняя Азия, Пенджикент
Государственный Эрмитаж (С.-Петербург) 2016
Экспонаты подписаны
      Оазисы Великого шёлкового пути
Государственный Эрмитаж (С.-Петербург) 2016
Экспонаты подписаны

   Властители степей
Государственный Эрмитаж (С.-Петербург) 2017
      Искусство домусульманской Средней Азии
Государственный музей Востока (Москва), 2017

  К началу страницы